close

Артеменко: У лидеров Украины по два-три паспорта

Лишенный гражданства экс-депутат рассказал, ждут ли украинцев массовые проблемы с паспортами и о борьбе Сороса с Трампом.

Достучаться до самого опального за полгода политика Украины оказалось довольно просто. Лишенный паспортов и депутатского мандата Андрей Артеменко отвечает через не признающий границ Facebook. А вот украинскую границу он пересечет, судя по всему, не скоро: еще в феврале депутат ходил на допрос в украинскую прокуратуру по делу о госизмене – а сегодня находится в Америке и рассматривает получение там политического убежища.

Судя по тому, что рассказывает бывший депутат, в США его «крамольные» идеи таковыми совсем не воспринимают. В Украине же за призывы договориться Россией по Крыму Артеменко преследуют в уголовном порядке. Речь о нашумевшей статье в The New York Times, где народный депутат призвал сдать Крым России в аренду и отказаться от вступления в Евросоюз.

Именно это стало причиной, по которой бывшего депутата предали беспрецедентному остракизму в новейшей истории Украины: лишили гражданства и депутатского мандата одновременно. 

Впрочем, власти могут пойти дальше и применить «паспортную люстрацию» на те миллионы украинцев, которые видят свою будущее за пределами страны. Законы, позволяющие это, находятся на рассмотрении парламента. О перспективах такого разворота Андрей Артеменко рассказал в №18-19 (760-761) журнала Корреспондент.

— В конце апреля Петр Порошенко лишил вас гражданства Украины. Несколько дней назад вы пытались обжаловать это решение в суде. На что вы рассчитываете? Ведь двойное гражданство у нас запрещено конституцией.

— На момент президентского указа я был исключительно гражданином Украины. В протоколе моего допроса, на который опирался Порошенко, написано, что я отказался от канадского паспорта в 2014 году (Артеменко допрашивали в Генпрокуратуре по делу о госизмене – Корреспондент).

Это и станет основанием для моих судебных претензий к властям.

— А по какому паспорту вы живете сейчас? И где?

— Временно нахожусь в США, и теперь  у меня вообще нет гражданства.  Миграционная служба аннулировала мои заграничные паспорта, а пограничная запретила мне въезд в Украину с 5 мая, причем задним числом. Я не могу пересечь границы. У меня есть официальный ответ от пограничников – если я попытаюсь пресечь украинский кордон, меня не впустят.

— В США вы рассказывали о своих проблемах?

— Все, что мы сейчас обсуждаем, в Америке вызывает оторопь. Я уже пять дней подряд рассказываю об этом в Белом доме, Сенате, Конгрессе и Госдепартаменте. И американцы не верят, пока я не показываю заверенные копии официальных украинских документов. Сначала они спрашивают – что ты куришь?  А когда разбираются, то приходят в ужас.

Поэтому есть у меня еще одна юрисдикция – Вашингтон. Я не буду раскрывать детали по своей доказательной базе в американских судах. Скажу одно – дальше уже будет иск к государству Украина и к президенту.

— Бытует мнение, что у многих украинских политиков есть по два-три паспорта других стран.

— Да, это установленные факты. У всех руководителей нашей страны есть два-три паспорта. Но то, что случилось со мной – это прецедент. Такого не было за всю 25-летнюю историю Украины. Это, безусловно, знак таким политикам как Саакашвили и Тимошенко,  Наливайченко и Садовой.

— А как вы обзавелись канадским гражданством?

— Я подал документы в конце 90-х, потому что не видел перспективы в той бандитской стране. И процесс получения гражданства у меня занял одиннадцать лет. Тогда это была довольно сложная процедура. Выходцев из постсоветских стран не любили, такой имидж был у нас.

Тем более, что он был оправдан. Вряд ли те, у кого есть паспорт Коста-Рики, Панамы и других офшоров, собирались там жить и работать. Цель была уходить от налогов и в перспективе – от уголовного преследования. С Канадой ситуация иная: налоги, которые я плачу там – это довольно крупные суммы.

В 2014 году я получил предложение стать депутатом и тут же оформил документы, связанные с выходом из канадского гражданства. И, естественно, переехал в Украину.

— Мало кто сомневается, что изъятие у вас гражданства – следствие ваших предложений по реинтеграции Крыма и Донбасса. Как давно вы начали склоняться к точке зрения, которую многие считают пораженческой?

— Эту «дорогу за мир» я начал давно, пытался в нее вовлечь и администрацию президента, и главу МИД Павла Климкина, и посла Украины в США Валерия Чалого.

— Да, но ваша скандальная статья в New York Times появилась только после победы Дональда Трампа на выборах президента – менее полугода назад. Тогда как ситуация по Донбассу была более-менее ясна уже в 2015 году.

— Трамп написал в одном из своих постов следующее – я призываю Россию и Украину помириться. И я готов этому содействовать. Кто еще в современном мире должен быть нашим союзником, чтобы посодействовать установлению мира на украинских условиях? Кто еще в Украине имеет более влияния, чем президент Трамп?

Демократы вместе с Джорджем Соросом (американский бизнесмен и филантроп, финансирующий проекты по развитию гражданского общества в Украине – Корреспондент) не могут ему простить свое поражение и делают все, чтобы ему объявить импичмент и все от них зависящее, чтобы любые люди, которые поддерживают Трампа и разделяют его убеждения, от него отказались. Именно с этим я связываю свое преследование в Украине.

— То есть, за вашим уголовным делом стоят люди Сороса?

—  Сейчас я вам открою страшную тайну. Сорос – спонсор Демократической партии США. И лет 15-20 назад он вбил себе в голову, что Украина – его частный проект, а украинские земля и труба должны принадлежать ему. У меня есть доказательства, что именно Сорос направил Януковичу проект газотранспортного консорциума: по бросовой цене в  два с половиной миллиарда долларов наша труба передавалась в управление Демпарии США. И это – против 80 миллиардов долларов, которые могла получить Украина при честной приватизации.

То, что сегодня происходит со мной – это результат борьбы, которая существует между демократами и республиканцами. У них разное видение происходящего. А Украина – это маленькая частичка в большой геополитической игре. Я могу точно сказать, что в 2012 году Янукович отказал Соросу по одной простой причине – тот мало ему предложил. Двадцать процентов его не устроили, он просил половину.

А сейчас наблюдается то же самое. Требование МВФ о снятии моратория на землю – это для того, чтобы такие, как Сорос пришли в страну и за копейки скупили всех наших крестьян, и чтобы лучший чернозем в мире принадлежал олигархам. Повторяю, я могу это доказать.

— Каким образом?

— Все доказательства будут обнародованы в свое время. Могу сказать одно: в США два года как создана следственная группа, которая рассматривает коррупционные случаи в Украине. И она все больше набирает обороты в сборе доказательств. Наша украинская элита наработала здесь уже на 300 лет тюрьмы.

— Вы говорили, что войну может остановить только полная перезагрузка украинской власти, очищение ее от «ястребов». С другой стороны, в России эта перезагрузка не наблюдается даже в отдаленной перспективе. По этой логике, войну можно остановить только усилиями Украины? Но это звучит странно – сторон конфликта как минимум две.

— Разумеется, Россия должна предпринимать какие-то шаги. Но она также должна понимать, во имя чего она это делает.  Украина может сколько угодно может тыкать дули в сторону России и рассказывать, что Крым – наш. Но от этого же ничего не поменяется. Пути существуют на основании исторических примеров и здравого смысла. Скажите, мы можем в скором времени стать членом ЕС? Нет.

— Зато у нас уже почти безвизовый режим.

— Что такое безвиз? Это что, манна небесная? Что, благодаря ему, у нас появится у каждого по пять тысяч долларов в кармане? Безвиз стал фетишем, достижением, которое на самом деле мало кому надо. Все, кто хотел, уже получили европейские паспорта.

— Намекаете на украинских политиков?

—  Не только. С безвизом вырастет эмиграция из страны – что в этом хорошего? Те, кто смогут найти работу, сразу уедут.  Кстати, им также грозит потеря гражданства. Особенно, если вступит в силу президентский указ об автоматическом лишении гражданства при получении второго паспорта. Тогда можно будет смело вычеркивать из генофонда страны еще десять миллионов человек. Все эти безвизы без реальных шагов по улучшению жизни внутри страны приведут к депопуляции. В стране останутся только старики и дети.

— Если вдруг массовая «паспортная люстрация» произойдет – как она может быть воспринята ближайшими соседями Украины?  Не ускорит ли это официальное признание ЛДНР со стороны России?

—  А как восприняли мои канадские друзья ситуацию со мной? Он мне тут же предложили восстановить канадское гражданство. А как восприняли американские коллеги? Я нахожусь в Америке по украинскому паспорту, который сейчас аннулирован в Украине. Мне предложили политическое убежище. Какие ответы еще нужны? В Польше естественно тут же обрадуются – здравствуйте, пять миллионов граждан! В России же паспорта раздают всем русскоговорящим. Сколько таких в Украине?

— Скажите, вы общаетесь с Виктором Пинчуком и у которого также есть план, подобный вашему? Или, может, с Надеждой Савченко, давно ратующей за болезненные компромиссы с Россией?

— Видел их несколько раз в парламенте, лично не знаком.

Беседовали Ольга Байвидович, Максим Минин

      Руслана Храб

      Опубликовал (ла) Руслана Храб