close

Равнение налево: почему социалисты и коммунисты не могут удержать своих избирателей

У избирателей в Украине все еще сохраняется запрос на партии левой идеологии. Больше четверти респондентов, опрошенных центром Socis в мае этого года, заявили, что готовы поддерживать левые политсилы. Около 23% респондентов сказали, что им импонирует социал-демократическая и социалистическая идеология. Всего около 4% говорили, что поддержали бы коммунистов. Но, несмотря на очевидный запрос в обществе на левую политическую идеологию, рейтинги украинских левых партий, согласно этому же исследованию Socis, совокупно не превышают 3,6%.

Лихие 90-е и вялые «нулевые»

Левые партии – это политические силы, которые отстаивают идеи социального равноправия и улучшения жизни для наименее привилегированных слоев общества либо же — полную отмену классового деления общества.

После провозглашения независимости в Украине активную деятельность на левом поприще вели Соцпартия (СПУ) Александра Мороза, Социал-демократическая партия Украины (объединенная) Василия Онопенко, Виктора Медведчука и Леонида Кравчука, а также Прогрессивная социалистическая партия Украины (ПСПУ) Натальи Витренко и Коммунистическая партия (КПУ) Петра Симоненко.

В 90-е годы левые, главным образом коммунисты, регулярно получали большое количество мест в парламенте. Их лидеры были в числе фаворитов на президентских выборах. В 1994 году на парламентских выборах по мажоритарной системе левые — социалисты и коммунисты — в общей сложности получили 99 мест в Раде и активно влияли на украинскую политику, констатирует политолог Владимир Фесенко. «На президентских выборах в 1999 году среди пяти претендентов на выход во второй тур трое были лидерами левых партий: Симоненко, Мороз, Витренко», — вспоминает Фесенко.

Высокая поддержка левых в 90-е годы, по мнению политолога, основывалась на том, что они играли на чувстве ностальгии старших поколений по социальным стандартам, которые были во времена СССР и социалистической системы, а также на кризисных тенденциях в украинской экономике после распада Союза.

Но после 2002 года для украинских левых начался политический упадок. На это, как считает Фесенко, повлияло резкое усиление социального популизма в риторике и деятельности разных крупных центристских, нелевых партий, к примеру, таких как «Партия регионов» и «Батькивщина». «Идеологическое, политическое, электоральное распространения украинского популизма убило украинские левые партии», — полагает политолог.

Политические партии с приходом к власти активно эксплуатировали весь популистический инструментарий, который во многом перекликался с левой риторикой. «Популярность СПУ упала вследствие активной социальной риторики и активных социальных действия Юлии Тимошенко. Деятельность двух ее правительств, отдельные социальные инициативы, в частности так называемая «юлина тысяча» — все это тоже способствовало упадку левых в украиноязычной среде», — поясняет Владимир Фесенко.

Роковую роль для социалистов также сыграло резкое снижение популярности Александра Мороза после событий 2006-2007 года, когда он перешел из Оранжевой коалиции в коалицию с «Партией регионов» в 2006 году. Союз с ПР привел к кризису СПУ в 2007 году, после чего партия потеряла более половины своих избирателей и фактически выпала из «высшей лиги» украинской политики.

Что же касается коммунистов, здесь все наоборот. Рейтинг КПУ и ее лидера резко упал именно в связи с усилением электоральной поддержки «Партии регионов» и Виктора Януковича. «Фактически перехватом лозунгов, в частности о статусе русского языка, активной социальной риторикой «Партия регионов» переагитировала на себя большую часть избирателей, которые раньше голосовали за коммунистов», — говорит Фесенко.

Два левых — три гетмана

Теперь Социалистическую партию Украины (СПУ), которую на протяжении двух десятилетий возглавлял Мороз, сотрясает внутренняя борьба за власть между Ильей Кивой и Сергеем Каплиным. И Кива, и Каплин при поддержке части социалистов в прошлом году объявили себя новыми председателями СПУ. Неформально первого связывают с министром внутренних дел Арсеном Аваковым, а Каплина – с народным депутатом Сергеем Левочкиным.

Соцопросы показывают, что ни с Кивой, ни с Каплиным социалисты не пройдут в Раду. СПУ во главе с Кивой, по данным Socis, поддерживают всего 0,5% опрошенных. Партия Сергея Каплина «За простых людей», в которую, по словам самого Каплина, вошли Социал-демократическая партия, СПУ и «Партия пенсионеров», имеет 2,6% поддержки. Для сравнения: на парламентских выборах в разные годы Соцпартия Мороза стабильно получала от 8,5% (в 1998 году) до 3,2% (после союза с «Партией регионов» и КПУ в 2006 году). При этом сам Мороз на президентских выборах в 1994-м, 1999-м и 2004 годах был одним из фаворитов избирательной гонки.

Партия лидера запрещенной Коммунистической партии Украины (КПУ) Петра Симоненко «Нова держава», куда перекочевало большинство коммунистов, в мае получила бы 0,5% поддержки. Такой показатель выглядит более чем ничтожным по сравнению с 13% у КПУ на парламентских выборах в 2012 году. К слову, на президентских выборах в 1999 году Петр Симоненко вообще был в шаге от победы, проиграв во втором туре Леониду Кучме.

Несмотря на низкую поддержку левых партий, в условиях сложной экономической ситуации в стране есть почва для возрождения сильной партии левого толка, соглашаются эксперты. «Если говорить о традиционных левых в украинском понимании, то я вижу полностью свободную электоральную нишу для классической левой партии без «красного оттенка». То есть, для партии, которая будет заниматься исключительно вопросами социальной защиты, роли государства и так далее. Есть попытки реанимировать эту нишу», — сказал РБК-Украина генеральный директор Комитета избирателей Украины (КИУ), политолог Алексей Кошель. По его оценке, более половины избирателей готовы поддерживать левые политические партии, но без «красного окраса».

И эта тенденция свойственна не только Украине. К примеру, в текущем созыве Европарламенте вторая по численности фракция «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» насчитывает 189 депутатов. Фракция «Европейские объединенные левые/Лево-зеленые Севера», куда среди прочих входят и коммунисты, имеет 51 мандат.

Другой вопрос, что текущее положение дел в лагере украинских левых явно не способствуют их возвращению в большую политику. Сейчас бывшие социалисты разобщены на несколько партий. Еще до того, как Кива и Каплин начали выяснять, кто из них глава СПУ, в 2015 году на социалистическом горизонте появилась еще одна партия — «Социалисты», основанная экс-членом СПУ Василием Цушко. Эту партию сейчас возглавляет министр иностранных дел времен Азарова Леонид Кожара. Экс-лидер Соцпартии Александр Мороз в 2016 году также создал отдельную партию «Правда и справедливость», куда перешла часть отколовшихся областных ячеек партии Кожары и сам Цушко. Хотя ни «Социалисты», ни «Правда и справедливость» за последние годы не отметились особой активностью.

Впрочем, эксперты сомневаются, что кому-либо из действующих лидеров социалистических партий удастся консолидировать электорат, ранее голосовавший за СПУ. «Илья Кива — гротескный, фарсовый персонаж. Он мало ассоциируется с социалистическими идеями. Сергей Каплин, который возглавляет СДПУ — скорее политический актер, играющий левого политического лидера. Он пытается быть представителем профсоюзов. Но из рейтингов можно сделать вывод, что люди — сторонники левых идей — не верят в таких лидеров, как Каплин и Кива», — отметил Владимир Фесенко. По его мнению, нет поддержки также ни у Леонида Кожары, ни у Александра Мороза.

В социалистическом пуле нет яркого лидера, соглашается бывший глава КИУ, народный депутат Игорь Попов. «Кива выделяется харизмой. Он узнаваем, он -уличный политик, готовый идти к людям и озвучивать левые лозунги. Но Кива — это социалист в начале пути. И что из него вырастет, и кто его поддержит — пока непонятно. Каплин — похожий типаж, тоже уличный политик, но слишком много звучит обвинений в его адрес о связях с теми, с кем бы левые партии не стали связываться», — говорит Попов.

Красные под запретом

Что же касается коммунистов, ощутимый удар по их позициям нанес запрет КПУ. Напомним, c 2014 года Министерство юстиции пытается запретить деятельность Компартии в Украине. Иск Минюста о запрете КПУ был удовлетворен в декабре 2015 года с принятием закона о декомуннизации. Коммунисты предпринимают попытки оспорить решение суда. В настоящее время запрет на КПУ де-юре не вступил в силу, поскольку Конституционный суд еще не вынес свой вердикт о конституционности декоммунизации.

В попытке обойти законодательное табу на местных выборах осенью 2015 года коммунисты баллотировались по спискам партии «Новая держава», получив почти 180 мандатов в районных и городских советах. Кроме того, в июне 2015 года Компартия Симоненко вместе с Прогрессивной социалистической партией Украины Натальи Витренко и еще тремя более мелкими политическими партиями объединились в движение «Левая оппозиция».

Но, по мнению политологов, рассчитывать на существенную поддержку в будущем выходцам из полулегальной КПУ не стоит. Ведь если у социалистов больший вес имела персона лидера, то у коммунистов ведущую роль играл идеологический фактор и название партии – бренд, отметил Владимир Фесенко. «Запрет на Компартию создает огромную проблему для КПУ, поскольку под другим названием им не удается вернуть избирателей. Голосуя за КПУ, избиратели, прежде всего, голосовали за коммунистическую идеологию и за бренд КПУ», — подчеркнул собеседник.

Декоммунизация и информационная кампания против коммунистов и их последователей привела к тому, что сам бренд — социал-демократия и социализм — остается непопулярным, соглашается Игорь Попов. Кроме того, львиная доля электората коммунистов была сконцентрирована на ныне неподконтрольных Украине территориях Донбасса и Крыма. Оккупация и аннексия этих территорий, население которых фактически не участвует в украинских выборах, существенно подкосила рейтинги Компартии.

Вместе с тем, в отличие от классических левых партий в Европе, где они зачастую выстраивают свою деятельность на сотрудничестве с профсоюзами, в Украине профсоюзное движение «убито», добавил Попов. «И законодательством, и волей олигархов у нас профсоюзы являются формальностью. Левые лидеры очень часто вырастают из профсоюза. А у нас как среди профсоюзных лидеров, так и среди независимых профсоюзов очень трудно кого-то вспомнить. У нас профсоюзы в основном играют на стороне не наемного работника, а на стороне работодателя, и часто — олигархов», — поясняет Попов.

Под колпаком популизма

Ввиду запроса на идею социальной справедливости — главную идею всех левых — и рассредоточения политических сил, нацеленных на сторонников левой идеологии, на этот запрос отвечают другие политические силы. И это одна из основных преград для реанимации или становления новых левых.

Часть пророссийских левых исчезла, а та часть, которая придерживается левых взглядов в экономическом плане, мигрировала в другие проекты, которые сейчас успешно существуют, объясняет политолог Сергей Таран. «Все то, что раньше говорили Симоненко и Мороз, сейчас озвучивают популистские проекты», — отмечает Таран.

С лозунгами о социальной справедливости сегодня выступают преимущественно «Батькивщина», а также «Свобода», обращает внимание Владимир Фесенко. «Экономическая программа «Свободы» является левой: они выступают против приватизации сельскохозяйственной земли, резко критикуют олигархов, тоже используют лозунги социальной справедливости. Там, где сконцентрированы бывшие избиратели Соцпартии — в Центральной Украине — сейчас активно работает «Батькивщина», — объясняет Фесенко.

В русскоязычных регионах Украины с бывшим электоратом Компартии активно работает «Оппоблок» и в определенной степени — партия «За життя» Вадима Рабиновича. «Они используют не столько тему социальной справедливости, сколько антимайданную риторику, а также тему отношений с Россией, тему мира. То есть, в данном случае они хотят привлечь к себе бывших избирателей коммунистов, в частности критикуя антикоммунистическое законодательство, решение о запрете Компартии. Поскольку КПУ не может легально работать, их место пытаются занять антимайданные партии», — полагает Фесенко.

«На данный момент я не вижу никаких шансов у нынешних левых партий на преодоление пятипроцентного избирательного барьера. Своим популизмом они не дают то проявить себя старым и новым левым партиям. Пока не вижу предпосылок для восстановления мощного левого движения», — оценивает перспективы левых политолог.

Сами бренды политических сил, которые называли себя левыми, не будут возрождены, прогнозирует Сергей Таран. Однако их идеи о перераспределении, а не создании богатства, не только не исчезли, но и будут дальше звучать не от левых, а от популистских партий, добавил Таран.

В том, что левые в ближайшей перспективе смогут восстановить свои позиции и получить представительство в парламенте, сомневается и Игорь Попов. «Сами левые партии не успевают раскрутиться в ближайшем электоральном цикле. А, во-вторых, латентные левые отбирают у них голоса, — говорит Попов. — Реальная ниша для левых в Украине — это не те левые, которые отстаивают наемных работников и увеличение налогов, а те левые, которые будут играть на ностальгии по Советскому Союзу, на интеграции с Россией и реванше русской культуры».

В этой среде, по мнению Попова, могла бы получить поддержку партия, которая бы напрямую не ассоциировалась с олигархами и крупным бизнесом. «Здесь любой радикальный ответ на местах на правую идеологию или на несправедливость власти может проявить какого-то лидера — местного Пашиняна (Никол Пашинян, лидер недавних протестов, а теперьтеперь премьер-м Армении, — ред.) — лидера снизу, который поведет людей в парламент», — рассуждает экс-глава КИУ.

Чтобы реанимировать одну из старых левых партий или создать новую, должен быть благоприятный момент, убежден Алексей Кошель. «Строить партию, не проводя акции, протесты и другие мероприятия — невозможно. У нас сегодня на повестке дня вопрос войны с Россией, борьба с коррупцией, и на этой политической карте места для появления классической левой партии сейчас я не вижу. Так же как у нас в свое время пропала актуальность зеленой идеологии», — полагает гендиректор КИУ. Но, по прогнозам Кошеля, в перспективе в Украине все же появятся радикальные левые партии.

Смотрите так же:

      Руслана Храб

      Опубликовал (ла) Руслана Храб