close

Специальный корсет вместо операции: двухлетнего малыша из Израиля привезли на лечение в Харьков

У двухлетнего Ильи врожденная патология позвоночника. Угол искривления достиг уже 65 градусов. Врачи хватаются за голову и спрашивают родителей: «Где вы были раньше?»

— До шести месяцев ни у Ильи, ни у его брата-близнеца медики не находили никаких отклонений, — рассказывает отец мальчика Александр Черемухин. — А затем у Илюши обнаружили сильное искривление позвоночника. Но, чтобы попасть на прием к специалисту, нам потребовалось целых девять месяцев! Сначала месяц ожидали своей очереди, чтобы сделать рентген, потом три месяца — компьютерную томографию, затем надо было повторять какие-то анализы и снова ждать. А когда наконец нас принял ортопед, то ничего другого не смог предложить, кроме как «заковать» ребенка в гипс до пяти лет, чтобы подготовить его к операции. При этом предупредил, что придется бороться еще и с неизбежным осложнением обездвиженности — атрофией мышц. В общем, такой перспективе мы с женой не обрадовались и решили искать другие методы лечения. Тем более что время шло, из-за деформации скелета левое плечо сына стало заметно выше правого, ребенку было тяжело удерживать равновесие.

Если бы семья жила в забитом селе, я бы не удивилась рассказу Александра. Но супруги Черемухины привезли лечить малыша в Харьков… из Израиля, где очень развита медицина и куда стремятся попасть многие наши сограждане, которым не могут помочь в Украине.

— Мы с женой слышали, что в таких сложных случаях детей успешно лечат в Украине, — продолжает Александр. — Обратились в международную клинику доктора Козявкина в Трускавце Львовской области. Но там нам посоветовали проконсультироваться в харьковском медицинском центре «Ортоспайн». И вот Илья имеет современный корсет Шено, изготовленный с применением цифровых технологий. На это потребовалось всего три дня! Через три-четыре месяца, когда корсет станет тесным, его нужно будет «подогнать», а еще спустя такое же время — заменить на новый. Причем приезжать на примерку вовсе не обязательно. Достаточно сына «просканировать» и отправить скан по электронной почте в Харьков. Здесь создадут цифровую модель корсета, по ней сделают новый и передадут нам. Кстати, мы и сейчас могли бы сюда не приезжать — цифровое сканирование позволяет очень точно выполнять любой индивидуальный заказ. Я слышал от нашего мастера, что ему довольно часто приходится изготавливать корсеты для пациентов, которых он в глаза не видел. Это же какой прогресс! Людям не надо тратить деньги на дорогу, выстаивать в очередях…

— На основе пятнадцатилетних наблюдений (именно столько существует наша фирма) могу утверждать: врожденный сколиоз иногда удается исправить без хирургического вмешательства, а вот приобретенный — нет, — говорит директор медицинского центра «Ортоспайн» кандидат медицинских наук Дмитрий Чекрыжев. — Но, чтобы добиться прогресса без операции, ребенок должен постоянно носить корсет. Это приспособление помогает костям расти правильно. Процесс длительный, однако результат того стоит. Когда ребенок перестает расти, врожденный сколиоз чаще всего не прогрессирует, в отличие от идиопатического, причины которого неизвестны. Детская ортопедия — это управление ростом. Поэтому так важно как можно раньше начать исправление деформации позвоночника. У Ильи, безусловно, тяжелая патология, болезнь запущена. И все же мы уверены: нам удастся исправить ошибку природы.

Читайте также: Как уберечь школьника от сколиоза, — советы детского ортопеда

Техник Роман Белозеров надевает Илье корсет, будто безрукавку. Чтобы застегнуть ремни и откорректировать степень стягивания, мальчика приходится укладывать на лежак. Ребенок протестует. А когда ремни защелкиваются на его груди и животе, начинает плакать.

— В первые дни через каждые два часа корсет нужно снимать и давать ребенку отдохнуть минут тридцать, — инструктирует родителей техник Роман Белозеров. — Но в течение трех недель время пребывания в корсете постепенно увеличивают и доводят до максимальных показателей, рекомендованных врачом. Важно вовремя, по мере роста ребенка, менять корсет на другой.


* «Надо следить, чтобы корсет плотно фиксировал тело ребенка, придавливая деформированную сторону», — инструктирует Александра и Викторию Черемухиных мастер Роман Белозеров

Илья довольно быстро осваивается в новой «одежке» и вскоре пытается убежать из кабинета. Левый край его корсета выше правого — это сделано для того, чтобы вытягивалась деформированная сторона. И осанка мальчика сразу заметно улучшается.

— Мы с женой уже давно задумывались о репатриации, — тем временем рассказывает Александр Черемухин. — Болезнь сына ускорила наше возращение и решила дилемму, куда переезжать: в Западную Украину, откуда я родом, или в Санкт-Петербург, где жила супруга. Мы выбрали Львов, уже купили там квартиру.

Девятнадцать лет мы жили в поселке городского типа Ган-Янве, который находится на небольшом расстоянии от Тель-Авива и Иерусалима. У меня там частная охранная фирма.

— В какую сумму вам обошлось бы лечение ребенка в Израиле?

— Граждане страны в государственных клиниках лечатся бесплатно, хотя медицинская страховка стоит дорого. Но в Израиле работает принцип европейской медицины, когда приема у специалиста приходится ждать месяцами, поэтому в неотложных случаях больные обращаются к частным врачам.

— А сколько стоил корсет, сделанный харьковскими специалистами?

— Шесть тысяч гривен.


* Двухлетнему Илье придется расти в корсете

— Лечение сколиоза — главное направление нашего центра, — рассказывает врач-ортопед Дмитрий Чекрыжев. — Мы работаем по технологии французского ортопеда Жака Шено. Наше сотрудничество с этим врачом длится уже 13 лет.

— В чем особенность его корсетов?

— Это жесткая конструкция из медицинского термопластика. Внутри нее определенным образом расположены выступающие элементы, воздействующие на участки искривленного позвоночника, а также есть зоны расширений. Коррекция происходит, даже когда человек просто дышит. Корсет не ограничивает движений пациента, а значит, не приводит к атрофии мышц.

— Вы печатаете корсеты на 3D-принтере, как и ортопедические стельки?

— Нет, это было бы слишком дорого. Сначала на основе скана, рентгенограммы и фотографии пациента в специальных компьютерных программах создается цифровая модель корсета. Затем делается модель из пенополиуретана. Технологический процесс заканчивается изготовлением полимерной конструкции.

— Я удивилась, узнав, что сейчас больному не обязательно присутствовать в мастерской. А если корсет вдруг не идеально сядет?

— Мы работаем с врачами из Киева, Львова, Ровно, Коломыи, Полтавы, Хмельницкого, Кишинева, которые прошли у нас обучение по использованию корсета. Они делают сканирование пациентов, пересылают нам сканы по электронке, а также подгоняют готовые ортезы, которые мы им отправляем почтой.

В ходе разговора Дмитрий Олегович показывает мне удивительные вещи, демонстрирующие возможности современных медицинских технологий.

— Вот это позвоночник ребенка из Киева, — врач-ортопед берет в руки искривленную модель детского позвоночника. — Конечно, при таком запущенном случае — здесь сколиоз, осложненный кифозом, корсет не поможет. Но ребенка уже успешно прооперировали в столице.

А это модель ручки ребенка, напечатанная по данным компьютерной томографии. Малышу, родившемуся с патологией развития, от роду всего несколько недель. Такую тонкую работу сканер выполнил во всех деталях минут за сорок.

Хирурги, готовясь к операции, часто заказывают напечатать коралловидные камни почек, которые имеют витиеватую форму. Нейрохирурги же просят создать участок сосуда, где, по результатам компьютерной томографии с контрастом, образовалась аневризма. На моделях, например, можно поломать и сложить по-новому деформированные кости, тщательно убрать новообразование.

Читайте также: «Когда мне „усушили“ межпозвонковую грыжу и через три часа отпустили домой, поразился: зачем было десять лет страдать?»

Возможность печатать человеческие органы на 3D-принтере вывела медицину на качественно новый уровень. По словам Дмитрия Чекрыжева, напечатанный ортез на коленный сустав, например, стоит около пяти тысяч гривен, а цена изготовленного по старинке — в три раза выше.

Сейчас по заказу Национального научно-исследовательского института протезирования, протезостроения и восстановления трудоспособности (Харьков) в «Ортоспайне» впервые напечатали декоративную оболочку протеза. Директор института Антонина Салеева привезла эту идею из Южно-Африканской Республики, где в мае проходил всемирный конгресс ученых, и показала новую разработку молодой женщине, потерявшей ногу. Та захотела сделать такую же «гетру» и себе, выбрав для нее красный цвет. И вот уже косметика на протез, которая только-только входит в моду, готова.

Мне очень хотелось увидеть процесс печати медицинских приспособлений. И теперь я знаю, что они делаются из термопластиковых ниток. Бобина, установленная над 3D-принтером, разматывается, нить попадает в головку, где плавится, и по заданной компьютером программе тонкими слоями формирует любое изделие. При мне молодой человек, страдающий плоскостопием, заказывал ортопедические стельки. Спустя пару дней он заберет их. Они будут похожи на те, что уже готовы к выдаче — серые, мягкие, силиконовые, только в индивидуальном исполнении.

— Возможности нашего центра позволяют обеспечить различными медицинскими приспособлениями всю Украину, — отмечает Дмитрий Чекрыжев. — И с помощью используемых нами технологий, взятых, в частности, из области автомобилестроения и космической отрасли, мы можем выполнить для пациента практически любой заказ.

Напомним, ранее «ФАКТЫ» писали о спасении 15-летней школьницы из Львовской области, чей позвоночник был искривлен почти на 90 градусов.

* Фото автора

Смотрите так же:

      Иван Меньков

      Опубликовал (ла) Иван Меньков