close

«Еще сутки, и я погиб бы»: в Украине впервые самостоятельно установили пациенту механическое сердце

— Я хожу по палате и больничному коридору не задыхаясь, — говорит Василий Павлюк. Кажется, мой собеседник сам удивляется происходящим с ним изменениям. — А ведь приехал сюда в ужасном состоянии. Врачи прямо говорят: еще сутки без операции, и я бы погиб. Тогда бы мы с вами уже не беседовали.

Мама Василия Анна, которая слушает наш разговор в палате столичного Центра сердца, едва сдерживает слезы. Сын берег ее и старался не посвящать во все нюансы своей болезни. О том, насколько критической была ситуация, она узнала только в Киеве, приехав к сыну уже после установки механического сердца.

— В детстве перенес миокардит, но меня вылечили, и, казалось, с сердцем все в порядке, — продолжает Василий. — А восемь лет назад внезапно появилась одышка, да какая! Стал задыхаться, даже когда спокойно шел по улице. Сделанная в районной больнице кардиограмма показала, что с сердцем у меня все очень плохо. Врачи направили в областную больницу, и там я в первые же сутки попал из стационара в реанимацию. Меня подлечили. Время от времени я ложился в стационар, чтобы пройти очередной курс. Сначала врачи предполагали, что ситуацию удастся улучшить с помощью лекарств, но в итоге все же пришли к выводу: сердечная мышца растянулась настолько, что помочь может только пересадка.

— К нам Василий поступил в очень тяжелом состоянии, — объясняет директор киевского Центра сердца доктор медицинских наук Борис Тодуров. — Мы готовили к операции по вживлению механического сердца другого пациента, который стоял у нас на учете. Но его состояние позволяло еще подождать. А вот у Василия ситуация была критической: в запасе не больше суток. И мы в первую очередь установили купленное механическое сердце ему. А на днях прооперируем и того пациента, которому планировали вживить прибор. Для него такое сердце уже есть.

Механическое сердце может продлить жизнь нашим тяжелым пациентам, дает им возможность дождаться операции по пересадке. Людмила Филяренко была первой, кому мы два года назад вживили механическое сердце. Сердце у Люды было перерастянуто, едва сокращалось. А после операции, которую мы выполняли вместе с немецкими коллегами, у пациентки появилось время для ожидания пересадки. Меньше чем через год в белорусской клинике женщине выполнили трансплантацию. Сейчас она вернулась к активной жизни.

Учрежденный при Центре сердца благотворительный фонд помогает собрать средства на покупку дорогостоящих аппаратов. Наши пациенты не смогли бы себе это позволить. А так они получают его бесплатно.


* Борис Тодуров: «Кардиохирурги называют механическое сердце мостиком к операции по трансплантации»

— Когда мне рассказали, что к моему сердцу подключат титановое приспособление, стало страшно, — продолжает Василий. — Но другого выхода у меня не было. Я хоть и работал фельдшером, о пересадках органов ничего не знал, никогда не сталкивался с людьми, которые перенесли такую операцию. Мой лечащий врач показал в своем телефоне механическое сердце, рассказал, что такое могут поставить только в одной киевской клинике. Поэтому полтора месяца назад я вместе с женой и отправился в столицу.

Во время нашего разговора в палату к пациенту несколько раз заходили медики: медсестра принесла лекарства, врач посмотрел показатели работы сердца, которые выводятся на монитор, а реабилитолог сообщил, когда начнутся занятия лечебной физкультурой.

— Пока мне не разрешают ходить по ступенькам, выходить на улицу, считая это слишком большой нагрузкой, — говорит Василий. — Но, надеюсь, со временем все это я снова смогу делать.

— Вы уже научились управляться со своим механическим сердцем?

— Это просто, — отвечает мужчина. — Видите, на окне стоит зарядное устройство для двух батарей. Две другие находятся в специальной сумке, и я подключаюсь к ним, если собираюсь пойти в ванную или в коридор. А пока сижу на месте, могу включиться прямо в сеть через розетку. Главное — вовремя заряжать и менять батареи, следить за входящей в тело трубкой с проводами, активизирующими работу вшитого устройства. До тех пор, пока мне не сделают пересадку сердца, нельзя купаться в открытых водоемах, принимать ванну, а с душем нужно быть предельно внимательным. Место вхождения трубки нельзя мочить.


* Чтобы механическое сердце не остановилось, Василий регулярно подзаряжает электрические батареи и носит с собой пятикилограммовую сумку, в которой находится устройство. Фото автора

Каков принцип действия искусственного сердца? Это турбина в титановом корпусе, имплантированная в сердце пациента. Она помогает перегонять пять литров крови за минуту. Именно с такой задачей справляется здоровое сердце взрослого человека. Аккумуляторы и блок управления турбиной находятся в пятикилограммовой сумке. В автономном режиме механическое сердце работает десять часов, затем требуется сменить батареи или подзарядиться.

— Этот прибор не может заменить сердце — он лишь помогает работать левому желудочку, — рассказывает Борис Тодуров. — Кстати, у многих возникает впечатление, что мы удаляем больное сердце, заменяя его механическим. Ни в коем случае. Устройство одной своей частью присоединяется к верхушке левого желудочка, а вторая часть с помощью силиконового соединителя подключается к аорте. При этом правый желудочек работает, как и раньше.

Впервые операция по имплантации механического сердца была сделана в США более десяти лет назад, и с тех пор в мире проведено уже свыше трехсот таких вмешательств. Производители устройства считают, что оно может работать в организме полтора-два года, и этого времени достаточно, чтобы дождаться донора. Но есть пациенты, которым механическое сердце служит гораздо дольше — одному уже десять лет, другому — девять. Этих людей, как они утверждают, устраивает качество их жизни, и они не соглашаются на пересадку, считая ее более рискованной, чем жизнь с турбиной. Нас радует, что Людмила Филяренко — первая пациентка, которой мы имплантировали механическое сердце, — дождалась пересадки. Это дает надежду и другим.

— С механическим сердцем я прожила семь месяцев, — рассказывает 32-летняя жительница Кропивницкого Людмила Филяренко. — Постоянно слышала, как в груди работает турбинка, перегоняющая мою кровь. Было такое впечатление, что я постоянно еду в машине. Честно говоря, не самое приятное ощущение. Я ждала операцию по пересадке сердца, для меня это было спасением. Мне хотелось снова выходить из дому, не засекая время, чтобы контролировать заряд механического устройства, работающего в моей груди. И обрадовалась, когда появилась возможность отправиться в минскую клинику. Знаю, что мне пересадили сердце 49-летнего мужчины, у которого была тяжелая черепно-мозговая травма. Больше никаких данных об этом человеке мне не дали. Это не принято. И хотя после операции было тяжело, я счастлива, что прошла весь этот длинный путь.

Читайте также: Людмила Филяренко: «После того как мне установили механическое сердце, я долго привыкала засыпать под его гул»

Людмила сама воспитывает сына. Сейчас ему одиннадцать лет.

— Единственное, что меня расстраивает, — это то, что после трансплантации нежелательно держать дома кота или собаку, а я очень люблю домашних животных, — говорит Людмила. — Но врачи говорят, что мой ослабленный иммунитет нужно защищать всеми возможными способами и не подвергать риску.

Кардиохирурги называют механическое сердце мостиком к операции по трансплантации. Причем украинские специалисты могли бы выполнять эту сложную операцию тоже. У них есть опыт, но вот уже десять лет в нашей стране не было ни одной пересадки сердца. Может, в следующем году, когда в силу вступят изменения к Закону о трансплантации, ситуация изменится. Согласно поправкам, каждый человек в Украине может при жизни решить, согласен ли он стать донором органов после смерти. Если украинские врачи получат возможность проводить трансплантацию от неродственного донора, возможно, Василию Павлюку уже не придется ехать на лечение за границу.

Пятнадцать лет назад Борис Тодуров с коллегами провели пересадку сердца харьковчанину Эдуарду Соколову. Донорское сердце в его груди работает до сих пор.


* Эдуард Соколов живет уже 15 лет с пересаженным сердцем, а Людмила Филяренко — 13 месяцев

— В 35 лет у меня случился обширный инфаркт миокарда, — рассказывал Эдуард в реанимационном отделении сразу после трансплантации в 2003-м году. — Он и привел к тому, что сердце стало увеличиваться, а усугубила ситуацию перенесенная пневмония. Когда через год я приехал на обследование, оказалось, что без трансплантации сердца не обойтись.

Донора Эдуард ждал девять месяцев и четырнадцать дней, находясь все это время в киевской больнице. Его прооперировали 29 октября 2003 года.


* Этот снимок сделан в 2003 году, на следующий день после того, как Эдуарду пересадили сердце

Каждый год в этот день харьковчанин приезжает к своим спасителям. Для него это теперь второй день его рождения. В этом году врачи встретили Эдуарда тортом, естественно, в виде сердца и «букетом» воздушных шаров с цифрой 15.


* Теперь каждый год Эдуард приезжает в Киев, чтобы отпраздновать второй день рождения. В этот раз его поздравили Борис Тодуров и другие врачи

— Донором сердца для меня стал 26-летний курсант МВД, у которого разорвалась аневризма в головном мозге, — говорит Эдуард. — Его отец согласился на то, чтобы сердце и две почки погибшего сына пересадили больным людям. Благодаря этому удалось спасти три жизни. Первое время после операции мне снилось, что я — курсант МВД и никак не могу сдать экзамен. Главные правила, которых нужно было придерживаться после операции, — это вовремя принимать иммуноподавляющие препараты, избегать мест большого скопления людей, чтобы не подхватить вирусную или бактериальную инфекцию. Любая простуда может привести к кризу отторжения. Но к такому образу жизни достаточно быстро привыкаешь. Сейчас я в основном живу за городом, помогаю дочери присматривать за внуком. Я счастлив, что Борис Тодуров и его команда врачей подарили мне эти 15 лет жизни. Осенью 2003 года я уже прощался с родными, думал, жизнь закончилась…

— В Украине около тысячи человек ежегодно требуют трансплантации сердца, — добавляет Борис Тодуров. — А средняя продолжительность жизни человека, который попал в лист ожидания, составляет всего лишь полгода. На данный момент в таком листе ожидания у нас числятся 56 человек. Именно механическое сердце становится для них надеждой, что удастся дождаться пересадки. Существует еще несколько хирургических методик, которые позволяют продлить срок ожидания, но они не дают такой продолжительный срок, как титановая турбина… Стоит такое устройство около 120 тысяч евро. Мы не можем использовать их массово, потому что не существует государственной программы, позволяющей их закупать. Для того чтобы приобретать механическое сердце, благотворительный фонд «Сердце на ладони» постоянно ведет сбор средств. Понятно же, что и наши пациенты не в состоянии оплатить такой дорогостоящий прибор. Но в некоторых случаях это оказывается ценой жизни человека.

Напомним, ранее «ФАКТЫ» рассказывали о уникальном случае, когда так называемая перекрестная трансплантация органов породнила две семьи — украинскую и турецкую.

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Смотрите так же:

      Иван Меньков

      Опубликовал (ла) Иван Меньков