close

Украинские врачи впервые спасли пациента с двумя разрывами сердца после инфаркта: как это было

Две недели назад у 55-летнего Якова Стрельца было больше шансов умереть, чем выжить. Мужчина, проживающий в Белой Церкви Киевской области, перенес инфаркт миокарда, а уже в то время, когда он находился в реанимации в местной больнице, у него произошел разрыв сердца. Причем мышца разорвалась в двух местах.

— Коллеги быстро и правильно поставили диагноз и сразу связались с нами, — говорит заместитель директора Национального института сердечно-сосудистой хирургии имени Н. М. Амосова НАМН Украины академик Анатолий Руденко. — Они же очень грамотно подготовили человека к транспортировке и привезли в Киев. Такой нюанс: все это время давление у пациента надо было держать на минимуме — чтобы организм продолжал работать, но кровь из разрывов выливалась как можно медленнее.

— Какого размера были разрывы?

— Маленькие, почти как проколы иглой. Но когда мы начали операцию, выяснилось, что в сердечную сумку через них вылился целый литр крови! А попытались ушивать эти «дырочки» — мышечные ткани стали расползаться, как только мы дотрагивались до них инструментами. Ведь после инфаркта ткани погибли, а сшить можно только здоровые.

— И все же сделать это удалось…

— Да. Шов на сердце оказался длиной около семи сантиметров. Еще выполнили шунтирование — заменили пораженный атеросклерозом сосуд.

— И сколько длилось вмешательство?

— Кажется, около пяти часов.

— Вам уже приходилось делать такие операции?

— Именно такая, при двух разрывах и свободном вытекании крови, сделана впервые в Украине. Дело в том, что обычно пациенты с разрывом сердца погибают в считаные часы и даже минуты. А дожить до операции удается лишь благодаря счастливому стечению обстоятельств. На моей памяти за все годы работы было не больше пяти подобных ситуаций. Но в истории с нашим пациентом огромную роль сыграл профессионализм местных врачей. Мы тоже сделали все, что было в наших силах. Сейчас пациент чувствует себя нормально. Увидев результаты обследования его сердца, я сам был поражен, насколько хорошо идет процесс восстановления. Думаю, играет роль и то, что Яков Стрелец человек спортивный, тренированный. Еще и поэтому его сердце выдержало столько бед и не сдалось. Мы уже выписываем пациента, но ему еще понадобится курс реабилитации.


* Анатолий Руденко: «Я был удивлен, насколько быстро после операции восстанавливается сердце у Якова Стрельца. Некоторые показатели его работы такие же, как у здорового органа»

Яков Стрелец уже свободно ходит по палате, а для тренировки легких, чтобы в них не было застоя, надувает детский мяч.

— У меня это хорошо получается: делаю пять выдохов — и мяч готов, — говорит Яков Николаевич. — Я по профессии моряк, много лет ходил на судах по всему миру, в последнее время в основном по Средиземному морю. Проблем с сердцем, казалось, не было. И вдруг — инфаркт. Сейчас ощущаю только небольшую слабость. Зрение нормальное, голова работает. За время болезни потерял 14 килограммов, но думаю со временем вернуть свой вес — 94. А врачам огромное спасибо — и нашим, белоцерковским, и Анатолию Руденко с командой. Они ведь спасли мне жизнь.

Читайте также: Как распознать подступающий инфаркт и можно ли его предотвратить, — врач-кардиолог

Мы считаем эти выражения образными — «Я чуть не получил разрыв сердца!», «У меня сердце разрывается…» Но разрывы действительно случаются. И, к сожалению, крайне редко таких пациентов удается спасти. Как объяснил Анатолий Руденко, так бывает, если разорвалась внутренняя перегородка сердца. В Институте сердечно-сосудистой хирургии было сделано около 60 таких постинфарктных операций. А вот при внешнем разрыве сердца шансов оказать человеку помощь еще меньше. В запасе у хирурга может оказаться несколько часов или даже дней, если разрыв перекрыт тромбом или «заклеился» пленочкой от сердечной сумки. Но число таких операций, по словам хирургов, можно сосчитать на пальцах одной руки. У Якова Стрельца разрывы ничем не были перекрыты, кровь из них постоянно сочилась. И то, что человека удалось спасти, специалисты считают настоящим чудом.


* «Я моряк, почти 30 лет ходил в плавание и никогда на сердце не жаловался, так что инфаркт и разрыв сердца стали для меня полной неожиданностью, — говорит Яков Стрелец. — Но сейчас, через три недели после операции, чувствую себя нормально. Словом, заново родился»

На экране компьютера академик Анатолий Руденко демонстрирует ход операции. Поразительными для меня оказались кадры, когда из сердечной сумки струей вытекает накопившаяся там кровь.

— Как только мы вскрыли сумку и увидели этот поток, поняли, что сердце фактически плавало там, где не должно быть ни капли крови, и продолжало работать, — объясняет Анатолий Руденко. — С помощью специального отсоса мы откачали почти литр крови. Внутри сердечной сумки слой крови вокруг сердца был около трех сантиметров. Это ситуация, несовместимая с жизнью! Из своего опыта знаем, что огромные проблемы возникают, даже если слой в три раза меньше. Вот почему я говорю, что только тренированное сердце, такое как у Якова Стрельца, могло выдержать подобную нагрузку.

— Но сердце ведь пострадало и от инфаркта?

— Конечно. Инфаркт был обширным, участок некроза достаточно большим. Вот на экране видно, как тяжело было нам найти здоровые ткани, чтобы сшить место разрыва. И еще одна трудность в том, что очень осторожно приходилось накладывать швы: затянешь сильнее — прорвешь ткань, слабее — будет сочиться кровь. Под швы подкладывали несколько слоев специальных прокладок. Но в результате удалось «отремонтировать» сердце, и теперь оно работает почти как здоровое. Об этом говорит такой важный показатель, как фракция выброса, характеризующий состояние сердечной мышцы: он составляет у Якова Николаевича 59 (нормой считается не ниже 55).

— Пациент потерял литр крови. Это много?

— Много, но не критично. В организме циркулирует приблизительно 4,5 литра крови. Мы сделали пациенту переливание, восполнили объем за счет специальных растворов. Давление пока стараемся держать на нижней границе нормы.

— Якову Николаевичу придется изменить образ жизни?

— Сейчас — да. Надо соблюдать осторожность, ограничить продукты, которые повышают холестерин, и, конечно, отказаться от курения. Через некоторое время рекомендуем подобрать оптимальные физические нагрузки. Атеросклероз, при котором на стенках сосудов откладывается холестерин и они сужаются, — системное заболевание, развивающееся годами. Если хотя бы один сосуд сердца сильно сужен, это грозит инфарктом. Но человек, который вовремя примет меры, сможет избежать катастрофы.

— Вам приятно было услышать слова Якова Стрельца: «Доктор, вы подарили мне жизнь»?

— Безусловно. И все же считаю, что этого пациента на первом этапе спасли врачи городской больницы Белой Церкви — Олег Ковацюк, Виктор Коломиец, Нина Марченко, Лидия Скрипка. Это профессионально грамотные и неравнодушные люди. А уже на втором этапе отлично сработала наша бригада, в которую входило девять специалистов.

Читайте также: Кардиолог Валерий Батушкин: «Инфаркт миокарда часто возникает на фоне скачков давления»

После того как Яков Стрелец дал интервью «ФАКТАМ» и некоторым телеканалам, в палату вошла медсестра, чтобы измерить пациенту давление. Видимо, опасалась, что для него станет стрессом общение с журналистами. Но давление оказалось в норме, и все вздохнули с облегчением. Рядом с мужем постоянно находится Людмила Стрелец. Она и рассказала, как начинался инфаркт:

— Несколько дней муж лечился от гриппа или простуды, сильно кашлял, но мы списывали этот симптом на то, что Яков заядлый курильщик. А затем он пожаловался на жжение в груди. Я позвонила семейному врачу, которая посоветовала срочно сделать кардиограмму. У меня и в мыслях не было, что у мужа проблемы с сердцем. Вдруг он начал отключаться. Только тогда я вызвала «скорую». В больнице Якова обследовали и поставили диагноз инфаркт. А через несколько дней после этого случился разрыв сердца.

— Но в Киев вы попали не сразу…

— Наши местные врачи сначала подготовили Якова к переезду. Он был в сознании. Затем дорога. А уже в Институте сердечно-сосудистой хирургии Анатолий Руденко сказал мне: «Не могу ничего обещать и прогнозировать. Таких операций никто из нас еще не делал». Я же сказала: «Даже если один шанс из ста есть, его надо использовать». На что Анатолий Викторович ответил: «Я вас услышал. Иду в операционную». Это было вечером. Пять часов ожидания. Мы с дочкой прислушивались к каждому звуку, доносящемуся из коридора операционного блока. И вот в половине первого ночи услышали, что едет каталка. Решили, что это, наверное, наш папа.

— Вы его увидели?

— Нет. Меня волновал один вопрос. И я задала его врачу: «Жив?» Он ответил: «В реанимации». Значит, жив. В реанимации Яков пробыл две недели. Нам разрешали его проведывать каждый день. Еще неделю провели в отделении. Теперь отправляемся на реабилитацию к своим врачам, в Белую Церковь.

О том, какие симптомы могут возникать при инфаркте, мы писали не раз. Со страниц «ФАКТОВ» специалисты часто предупреждают: лучше не доводить дело до сосудистой катастрофы.

— Есть три очень важных момента, позволяющих уберечься от инфаркта, — говорит директор Национального института сердечно-сосудистой хирургии имени Н. М. Амосова академик Национальной академии медицинских наук Украины Василий Лазоришинец. — Первый — это профилактика, здоровый образ жизни. После 40 лет нужно хотя бы раз в год делать электрокардиограмму, чтобы следить за состоянием сердца. Есть причины для беспокойства — назначается коронарография. Второй: если появились тревожные симптомы — боль за грудиной, сбой сердечного ритма, одышка, — нужно срочно обращаться к врачу. И третий: если стентирование сделано профилактически, чтобы не допустить инфаркта, то пациент должен пройти реабилитацию и следовать советам врача.


* Василий Лазоришинец: «Чтобы быстро оказывать помощь при инфаркте миокарда и других угрожающих жизни состояниях, наш институт уже почти два года работает 24 часа в сутки семь дней в неделю. Сформирована бригада врачей, выполняющих эндоваскулярные вмешательства»

— Какова статистика заболеваемости?

— Цифры просто поражают: ежегодно в Украине регистрируется от 40 до 50 тысяч острых инфарктов миокарда. А предынфарктное состояние (острый коронарный синдром) возникает почти у 200 тысяч человек. Проанализировав ситуацию, два года назад мы решили, что наш институт должен выполнять не только плановые операции, как было раньше, но и оказывать скорую помощь при инфаркте. С первого января 2016 года мы работаем в режиме 24 часа в сутки и семь дней в неделю. Благодаря этому пациенты попадают на операционный стол в течение четырех — шести часов после инфаркта.

— Это хорошие показатели?

— Желательно раскрыть сосуд еще быстрее. В европейских странах норма — 120 минут. Думаю, со временем и нам удастся действовать быстрее. Особенно если будут слаженно работать семейные врачи, кардиологи на местах и специалисты кардиохирургических центров, которых в Украине уже около сорока. Уникальная операция, выполненная пациенту академиком Анатолием Викторовичем Руденко, как раз и является примером слаженной работы всех медицинских звеньев. А результат — человек спасен и сможет вернуться к привычному образу жизни.

Напомним, ранее другой пациент Института сердечно-сосудистой хирургии имени Н. М. Амосова рассказал «ФАКТАМ», как он восстановился после операции на сердце: «После инфаркта, случившегося в метро, и клинической смерти я, как и раньше… танцую танго».

Также «ФАКТЫ» рассказывали, что делать при сердечном приступе до приезда «скорой», и на какие заболевания может указывать повышенное давление.

Фото Сергея ТУШИНСКОГО, «ФАКТЫ»

Читайте нас в Telegram-канале, Facebook и Twitter

Смотрите так же:

      Иван Меньков

      Опубликовал (ла) Иван Меньков